Шок: на несовершеннолетнего хотят повесить долги его мамы и бабушки! - Нарва Шок, Narva Shock

  • EST

Шок: на несовершеннолетнего хотят повесить долги его мамы и бабушки!

Июль 12, 2016 @ Alex (alex A.M.D.)

Если на вас подали в суд, а платить вам нечем, то за вас могут потом еще долго расплачиваться ваши дети. Именно так получается по эстонским законам. При этом официальными представителями ребенка в суде являются его родители, и если они натворили дел, подрастающее поколение никто слушать не будет – суд вынесет решение без несовершеннолетнего, и он вступит в самостоятельную жизнь уже с арестованным счетом и огромным долгом. В подробностях шокирующей истории разбиралась «МК-Эстония».

Жительница Таллинна Елена Жукова (39) взяла в 2007 году кредит на покупку квартиры в 1 150 000 крон. Покупала она ее, надо сказать, в очень неудачное время – на самом пике, перед обвалом рынка недвижимости. Залогом служила квартира ее родителей.

Вскоре грянул кризис, который сказался и на Елене: платить по кредиту она не смогла. В 2010 году ей пришлось купленную квартиру продать. Продала по тем меркам неплохо – за 630 000 крон. Но все равно этой суммы не хватало на покрытие займа. Она осталась без жилья и с остатком по кредиту.

Тогда она переехала жить к своим родителям вместе с сыном Артуром, которому на тот момент было 11 лет.  И заключила новый договор, на рефинансирование кредита.
Однако и по нему платить исправно не смогла. В итоге банк расторг и его.

Ушла за бесценок

«Тут много вопросов, – говорит сестра Елены, Вероника (32). – Квартира принадлежала маме с папой. Когда банк расторг договор, они, как говорят, отправили им тоже заказное письмо. Но когда его принесли, мамы дома не было, и его взяла Лена, которая родителям его не передала».

В итоге о том, что ее единственное жилье продают, мама Елены, Галина (60) узнала, уже когда делом занялся судебный исполнитель.

«Когда она поняла, что может остаться на улице, ей стало плохо. У папы вообще случился инфаркт.  Она стала просить переписать все на нее, но маме сказали, что сделать уже ничего нельзя, – рассказывает Вероника. – Хотя, если бы она вовремя узнала о том, что у сестры возникли проблемы с платежами, и банк хочет расторгнуть договор, она бы, конечно, не оставила бы это на самотек. У нее был свой бизнес, папа тоже хорошо получал, работал плюс была пенсия. Конечно, они бы платили по кредиту сами – никто не хочет на склоне лет лишиться без крыши над головой!»
Галина писала письма в банк, просила решить ситуацию, однако было уже поздно – квартиру продавали с молотка.

«Папа даже взял кредит – они были готовы выкупить обратно свою же квартиру, – рассказывает Вероника. – В первый раз ее не продали, во второй тоже, а на третьем аукционе ее продали буквально за пять минут – они даже не успели сориентироваться. В итоге квартиру, где они прожили много лет, купил посторонний человек, и они фактически остались без крыши над головой».

Вероника подчеркивает, что очень много вопросов вызывает и цена сделки – двухкомнатную квартиру в Ласнамяэ в 2012 году выставили на торги всего за 25 000 евро!
«Хотя если посмотреть среднюю цену за квадратный метр в то время, квартира такой площади должна была стоить минимум 45 000 евро», – подчеркивает она.

Удар за ударом

Увы, беда не приходит одна. Когда квартиру продали, папа Елены и Вероники вскоре решил, что с него хватит, и ушел к другой женщине.

«Он подал на развод, – рассказывает Вероника. – Елена еще раньше уехала работать в Финляндию. Мама осталась одна с Артуром. Но это все было для нее таким ударом, что у нее началась депрессия, она полгода просто лежала и смотрела в потолок, я ей привозила еду, потому что она никуда не выходила, ее бизнес пришлось закрыть, потому что она им не могла в таком состоянии заниматься…»
Сестра Елены отмечает, что, конечно, банк должен был доставить письмо, где говорится, что люди могут лишиться своего единственного жилья, обязательно именно им в руки.

«А так получилось, что из-за неуплаты максимум в 1500 евро – сестра должна была платить в ноябре, а в феврале банк уже расторг договор – мама с папой потеряли квартиру!» – возмущается она.

Когда выяснилось, что жилье купил посторонний человек, Вероника начала активно пытаться решить проблему.

«Надо сказать, что об этой ситуации я узнала не сразу – уже когда дело зашло слишком далеко, – подчеркивает она. – Через неделю после аукциона мы сидели с покупателем в кафе, и я ему предложила выкупить квартиру обратно за 30 000 евро. Он бы за неделю наварился на 5000 евро! Но он захотел 50 000».

И перед выселением, добавляет Вероника, ее мама буквально на коленях просила нового владельца дать им возможность выкупить квартиру за 35 000 евро.

«Просила его оставить ее с внуком в покое… Но тот – ни в какую! Он понимает, что можно навариться, и остальное его не волнует», – говорит Вероника.

Она полагает, что не исключено, что это был знакомый судебного исполнителя, которому сообщили, что продается недвижимость по бросовой цене.
«В два часа ночи он перевел залог, а в 10 утра уже состоялся аукцион», – говорит Вероника, которая считает это все странным. Как и то, что банк не попытался решить проблему с хозяевами квартиры, а просто направил ее на аукцион.

Без крыши на головой

«Между аукционом и выселением прошло три года. Мама, когда спустя полгода пришла в себя, даже не осознавала, что квартира продана, – рассказывает Вероника. – И сколько я ей ни объясняла, она по-прежнему думала, что квартира – ее. Делала там потихоньку ремонт, поменяла окна, собиралась двери менять. А в прошлом году пришли бумаги из суда. Новый покупатель требовал 11 918 евро – за то, что они три года там жили. Хотя он даже ни за что не платил – мама оплачивала все коммунальные услуги».

Как следует из протокола, новый покупатель говорил на суде, что он неоднократно слал жильцам письма с просьбой освободить квартиру.
«Однако они не делали этого, хотя законных оснований там находиться у них не было, – говорил покупатель. – А это – моя собственность, которой я распоряжаться не могу».

Суд, как следует из того же протокола, предложил сторонам компромисс: Галина с внуком освобождают жилье, которое так и так им не принадлежит, а покупатель отказывается от каких-либо денежных требований. Вроде бы хорошее предложение. Однако почему-то Галина от этого компромисса отказалась.

«Мама не понимала толком, что происходит, – поясняет Вероника, которая тоже была на том суде. – Отвечала невпопад, говорила, что квартиру продали нечестно. А мне суд не дал возможности выступить, поэтому я на ход дела повлиять никак не могла».

Вероника ходатайствовала о том, чтобы быть представителем сестры, но по закону представителем могут быть родственники по восходящей или нисходящей линии – то есть родители или дети. А никак не братья-сестры.

«В итоге суд принял решение о том, что все, кто был прописан в той квартире – мама, папа, Елена и ее сын Артур – должны покупателю 11 918 евро, – рассказывает Вероника. – Хотя папа там уже три года как не живет.  И в итоге получается, что Елена уехала в Финляндию, до нее судебным исполнителям не добраться. У папы своя семья. Мама с Артуром сейчас живут у меня, но с мамы взять нечего, а вот у 17-летнего Артура – вся жизнь впереди, и счет у него уже арестован…»

Аккурат в день рождения Артура, 29  марта, ему и бабушке пришлось съехать.

Несовершенство законов

«Сейчас в моей двухкомнатной квартире ютятся четыре человека – мама, Артур, я и мой ребенок – и собака. Муж мой работает за границей и приезжает только на выходные», – рассказывает Вероника.

Молодую женщину возмущает такой подход суда и судебных исполнителей.

«Ребенок же не виноват, что его мама набрала кредитов и не смогла их платить! – подчеркивает Вероника. – Ребенок же не виноват, что он был прописан в той квартире – потому что несовершеннолетний по закону должен быть прописан по одному адресу с родителем, и сам выписаться оттуда до 18 лет не может.  Ребенок же не виноват, что покупатель поставил его в иске также ответчиком. При этом в суд его никто не приглашал, его мнением никто не интересовался, возможности защитить себя у него не было… А теперь, так как с мамы и бабушки взять нечего, все долги могут повесить на него!»

Она отмечает, что по закону дети отвечают за свои поступки начиная с 14 лет.  
«Но это же не его поступки создали такую ситуацию. Конечно, маме и сестре надо было активнее защищать свои права. Но почему теперь вешают это все на ребенка? Он же не выбирает, где жить. Он только недавно обо всей этой истории узнал – когда не смог получить стипендию, потому что судебный исполнитель арестовал его счет», – возмущается она.

Вероника убеждена: нужно внести поправки в законы, чтобы не делать детей заложниками ситуации.
«Может быть, найдется толковый адвокат, который сумеет найти возможность освободить ребенка от долгов, – надеется Вероника. – Потому что как только Артур устроится на работу, с него начнут снимать деньги – в счет погашения долгов его мамы и бабушки».

Списали 30 000 евро

«Банк пошел в 2010 году Елене навстречу, так как она не хотела, чтобы продавали квартиру ее родителей, – говорит Март Сийливаск, пресс-секретарь Swedbank. – Заключили договор рефинансирования, Елене предоставили кредитный отпуск на полгода. Однако и по новому кредиту она не сделала ни одного платежа, поэтому в феврале 2011  года банк расторг договор в одностороннем порядке».
Сийливаск заверяет, что сообщение о расторжении договора было отправлено и Елене, и Галине.

«Оба сообщения приняла Елена, которая жила вместе с мамой, – поясняет пресс-секретарь ситуацию. – Через 4 месяца квартиру отправили на аукцион».
Он добавляет, что квартиру продали только с третьего раза, поскольку желающих купить ее не было. Это заняло год.

«Не в интересах банка продавать залог по низкой цене, – заверяет Сийливаск. – Наоборот, банк хотел бы продать недвижимость по максимально высокой цене. Но в данном случае цена квартиры не покрыла остаток по кредиту, и у Жуковых после продажи второй квартиры все равно остался долг перед банком. Но банк пошел им навстречу и списал более 30 000 евро».

«Все по закону»

«Так как судебный исполнитель обязан хранить служебную тайну, и ему запрещено сообщать третьим лицам обстоятельства конкретных дел, находящихся в производстве, то мы можем разъяснить лишь общие положения исполнительного производства», – говорит Сергей Вольф, помощник судебного исполнителя Элин Вилиппус, которая занималась данным делом.

Во-первых, что касается цены на недвижимость, то Вольф отмечает, что ее обычно получают после оценивания квартиры и указывают в акте об аресте. Он также заверяет, что цель судебного исполнителя – продать квартиру по максимально высокой цене.

«Но окончательная цена все же формируется в ходе аукциона, а также исходя из того, что продают, в каком состоянии, кто и как пользуется недвижимостью на момент продажи, насколько они заинтересованы в сотрудничестве, какие риски сопряжены с недвижимостью, какие расходы лягут на покупателя впоследствии», – перечисляет Вольф факторы, влияющие на цену имущества.

Во-вторых, в 2012 году можно было переводить деньги до аукциона, даже в тот же день, но до того, как было сделано конкретное предложение. Поэтому ничего странного в переводе в 2 часа ночи Вольф не видит.  

Что же касается ситуации с Артуром, то Вольф отмечает: если кто-то из солидарных должников, то есть его мама, бабушка или дедушка, погасит долг, то парню ничего платить не придется. Но если нет, то действительно может возникнуть ситуация, когда ему придется выплатить все 11 918 евро.
Как быть, если должник в Финляндии, получает зарплату и теоретически мог бы что-то платить?

«Судебные исполнители Эстонии и Финляндии напрямую не сотрудничают, но в случае если есть решение эстонского суда, то кредитор может обратиться в суд с ходатайством о признании этого решения другим государством. Чтобы с должником могли работать по его месту жительства или по месту нахождения его имущества. После этого кредитор должен сам обратиться к судебному исполнителю в той стране», – описывает алгоритм Вольф.

Таким образом, получается, что спасти Артура от долгов может только… новый покупатель квартиры. Если он захочет бегать по судам и заморачиваться, то парню не придется выплачивать 11 918 евро. Если нет – то ему остается только посочувствовать. Ни судебный исполнитель, ни Вероника это за покупателя сделать не могут.  

Однако будет ли новый покупатель этим заниматься, узнать не удалось. Когда журналист с ним связался, он пообещал перезвонить, но звонка так и не последовало.
 

Если вы заметили опечатку или грамматическую ошибку, выделите текст мышкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter

  • Комментарии
  • Facebook
  • VK
Загрузка комментариев...